Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Маяковский. Предчувствуие

maykf

Сегодня – 120 лет Владимиру Маяковскому.

В череде последних событий эта дата оказалась незаслуженно забытой, как забытой является эпоха будетлян, революционного эпатажа и в особенности буйной, расцветающей сотнями тысяч цветов, послеоктябрьской мистерии.

Маяковский неудобен официозу, но политес приходится соблюдать: на «Культуре» запущен снятый наотмашь сериал «Маяковский. Два дня», изображающий интеллигентские страдания футуристов от… власти «кровавых большевиков». Не буду тут вдаваться в историю вопроса, напомню лишь, что в книге «Наш выход» соратник Маяковского Алексей Кручёных подробно описывал отношения русских футуристов с Советской властью. И напряжёнными эти отношения может назвать лишь самый отмороженный фальсификатор истории. Впрочем, фильм на государственном канале – это поток вполне определённых смыслов, направленных на постмодернистскую адаптацию литературного и художественного авангарда под нынешние реалии. Попытка сделать футуристов не глоткой низов и их неотъемлемой частью, но наивными интеллигентами, пытающимися быть со своим народом «там, где к несчастью был он сам».

Никуда не денешься: «пластмассовый мир» прибыли и брендов старается обессмысливать своих противников, превращая их в бесцветные холсты, что пылятся в апартаментах воротил крупного бизнеса.

Я всё понимаю, история не терпит сослагательного наклонения, но, тем не менее, давайте представим, что было бы с Маяковским, живи он в наши дни. Совершенно очевидно, что он по любому был бы гонимым, как и в царские годы. Гонимым не только за политические убеждения, в чём нет сомнений, но и за свои произведения. Наверняка такие тексты, как «Вам!» или «Во весь голос», попали бы в разряд «нежелательных» за использование ненормативной лексики, и Депутат Сергей Железняк нашёл бы повод «затроллить» поэта, доведя того если не до цугундера, то до Роскомнадзора. А представители православной общественности писали бы на него жалобы за оскорбление своих чувств в стихе «Крестить – это только попам рубли скрести», актуальном и в 1923-м, и в 2013-м.

Но Маяковского трудно представить в нынешних реалиях. Да, твиттер бы покорился глашатаю революции, но революции не делаются в твиттерах, и глашатай плевался бы на сетевых хомячков, алчущих честных выборов в уютненьких полицейских загончиках, не меньше, чем на власть имущих, «намозоливших от пятилетнего сидения зады».

Маяковского трудно представить в нынешних реалиях и поэтому ему только предстоит появиться на горизонте и оклеить флагами безоблачное небо российского болота.

Телеграмма Путину

26 октября 2012 г.
Москва, Кремль, президенту Путину

     Взятый вами курс на поповско-казаческий патриотизм не принесет России ничего, кроме бед. Отказавшись от политики полюбовного призрения собственных народов, разделив страну на семь федеральных округов, вы совершили антиконституционный переворот и разрушили Федерацию. Запретите показ выпущенного в прокат по вашему заказу антитатарского фильма режиссера Прошкина «Орда». Как вы смогли так унизить достоинство народа – создателя Российской империи, давшего миллион жертв только в последнюю войну? Это позор на весь мир и политическо-историческая близорукость.

Айдар ХАЛИМ, 
народный писатель Федерации, 
семидесятилетний сирота войны.
(опубликовано в газете "Звезда Поволжья")

Для справки

Айдар Халим – татарский писатель, Член Союза Писателей СССР с 1976 года, председатель Милли Меджлиса Татарского Народа в 1997-2001 годах, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, кавалер международного ордена Белого Креста Рыцарей культуры и защиты жизни на Земле (Амстердам, Голландия).


Родился в 1942 г. в деревне Малые Каркалы Миякинского района Башкирской АССР. В семье было четверо детей. Отец, сельский учитель, в самом конце войны погиб за освобождение Словакии от фашистской оккупации. Мать умерла рано. В 1946 г. от голода умер средний брат Нияз. Будущий поэт в четырехлетнем возрасте оказался в детском приюте. После школы, получив специальность в городе Октябрьском, работал помощником бурильщика в калмыцких степях. Служил в армии. Совмещая работу дворника и сторожа детсада комбината «Спартак», в 1968 году окончил очное отделение журналистики Казанского университета.

Будучи уже известным молодым поэтом, поехал на строительство Нижнекамского нефтехимкомбината. Работал инженером по технической информации. За защиту прав татарского народа в пределах его собственной автономии подвергался преследованиям, негласному надзору, а также запрещению в печати. Вскоре был уволен «по сокращению штатов», хотя как молодой специалист пользовался законодательным иммунитетом от всяких увольнений и сокращений. Работал плотником на строительстве комбината.

В 1971 году вернулся к себе в Башкирию. Перебрал немало специальностей и должностей: журналиста в башкирской газете, завлита в театре, помощника бурильщика на буровой, старшего инженера на строительстве нефтепроводов. В 1985 году окончил двухгодичные Высшие Литературные Курсы в Москве по жанру драматургии.

Писать начал рано. Первое стихотворение напечатано, когда автору было 15 лет. В 1989 году издал 15 книг, вышедших на башкирском и русском языках в Уфе и Москве. На родном, татарском, еще не вышло ни одной книги. Автор трех пьес, снятых со сцены по указанию властей сразу после премьеры. Публиковался в газетах «Правда», «Красная звезда», «Гудок», «Литературная Россия», в журналах «Дружба народов», «Урал», «Вожатый».

Публицистические очерки «Язык мой – друг мой…» (1988), «Книга печали» (1989) и «Боза-боза паспортны, арттырабыз башкортны…», фельетон «Гомеремнећ ун кљне, яки бер ќинаять эзеннђн» (1996); «Татар кануны» (1996 г.) посвящены национальной политике Советского государства и Российской Федерации в отношении татар. Сборники стихов «Беренселәр» (на баш. языке), «Ветер листьев», повести «Өч аяклы ат», «Казлар көткәндә», «Татар моңы» и др. (на татарском языке).

Овсянки

Подлинная история становления российской государственности — не особо благодарное дело для отечественных учёных: чиновники явно не дадут бюджетного бабла, а придворные идеологи не одарят благословениями. Достаточно копнуть чуть глубже стандартного набора великодержавных заклинаний и официозной трактовки «добровольного присоединения малых народов» к Московской империи, как ты можешь оказаться за границами господствующего нынче историко-политического приличия, сепаратистом и вообще врагом российской государственности как таковой. Ведь если обратиться к древней истории земель, именуемых сегодня «исконно русскими», это может шокировать рядового россиянина так же, как судьба индейцев — недалёкого «белого человека» из числа североамериканских обывателей-потомков колонизаторов. Если приобщиться к запретной букве древних знаний, местность где-нибудь в Мещерской низине, долине Оки или тверских ельниках начинает говорить неведомым языком (Нея, Унжа, Кинешма, Согожа, Векса и т.д.) и раскрывать смыслы утраченных культур.

 

Collapse )