Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

О. Брик, "Художник и Коммуна"

Сапожник делает сапоги, столяр – столы. А что делает художник? Он ничего не делает: он «творит». Неясно и подозрительно.

Буржуазное общество относилось равнодушно, не интересовалось этим вопросом. Пусть делает, что хочет. И величало художника то жрецом, то дармоедом. Смотря по настроению.

Коммуне ни жрецы, ни дармоеды не нужны. Только люди труда найдут в ней место. Если художники не хотят разделить участь паразитирующих элементов, то должны доказать свое право на существование. Труд художника должен быть точно определен и зарегистрирован в списках коммунальной биржи труда.

Художник творит.

Для буржуазного общества этого было достаточно. Творила небольшая кучка людей, остальные были тварью. Звание творца давало право на привилегированное положение. В Коммуне творят все. Творить, быть самодеятельным – долг каждого коммунара. Профессиональные творцы Коммуне не требуются.

Художник пропагандирует великие идеи.

Чисто буржуазное занятие: навязывание другим своих идей. Пропагандировать идеи значит убеждать в их истинности. Но убеждают тогда, когда нельзя доказать. Убеждать, что земля вращается, не к чему: это можно доказать. Но нельзя доказать, что она неподвижна: в этом приходится убеждать. К убеждению прибегают тогда, когда нужно уверить людей в истинности ложной идеи. Художник, пропагандируя идеи, ничего не доказывает: он только убеждает. Значит его труд или бесполезен (если истинность идеи может быть доказана), или вреден (если идея ложна). Ни то, ни другое в Коммуне нетерпимо.

Художник отражает жизнь?

Кому это нужно? К чему отражение, если в распоряжении вся жизнь? Кто предпочтет копию оригиналу?

Художник отражает жизнь по-своему. Тем хуже. Он ее, значит, искажает.

Художник служит красоте.

Здесь полная аналогия с монахами. Где-то там, в монастырях, служат богу. Монахам в Коммуне не место.

Этим исчерпывается запас буржуазных определений художественного труда.

Отлично понимая, что такого рода труд Коммуне не нужен, буржуазные идеологи мечут против него гром и молнии и трагически возвещают гибель искусства. Они уверены, что с уничтожением привилегированной касты творцов – служителей красоты – искусство непременно должно погибнуть. Они убеждены, что только буржуазный строй обеспечивает свободу творческой личности, что Коммуна эту свободу убьет.

Тут явное недоразумение.

Только потому, что буржуазный строй бросал личность в всесокрушающий круговорот спроса и предложения; только потому, что буржуазная жизнь исключала возможность всякой творческой самодеятельности; только поэтому возникла особая каста «творцов», осуществляющих творческую свободу не в жизни, а в мечтах. Коммуна раскрепощает личность. Низвергая законы спроса и предложения, представляя каждому делать то, что ему свойственно, Коммуна делает творческую свободу достоянием всех. Особая каста творцов-мечтателей упраздняется: в ней больше нет надобности. В Коммуне все творцы, и не в мечтах, а в жизни.

«Пусть так», скажут буржуазные идеологи. «Но искусство – мечта. Творчество жизни убьет творчество мечты. Жизнь убьет искусство».

Что ж. Если искусство, действительно, мечта; если жизнь может убить искусство; если надо выбирать между жизнью и мечтой; то кто усомнится в выборе? Жизнь превыше всего: все, чему в ней нет места, должно погибнуть.

Но искусство не погибнет. Погибнет их буржуазное искусство. Погибнут художники, которые умеют только «творить» и «где-то там служить красоте». Есть другие художники. Они умеют делать нечто большее. Они умеют исполнять художественные работы.

Эти художники умеют писать картины, декорации, расписывать потолки и стены, делать рисунки, плакаты, вывески, изготовлять статуи, памятники и многое другое, смотря по необходимости. Такие художники нужны Коммуне. они делают вполне определенное, общественно-полезное дело; исполняют реальную работу, требующую особых способностей, особого умения.

Такой труд дает художнику право встать рядом с другими трудовыми группами Коммуны, с сапожниками, со столярами, с портными. Он служит залогом, что искусство не погибнет, но найдет себе место в общем строе коммунальной жизни.

Может быть художники обидятся, что Коммуна равняет их с сапожниками и столярами? Они привыкли к почетным званьям «пророка» или «жреца». Но у Коммуны свои, особые представления о почете. Лица духовного званья у нее почетом не пользуются.

К сожалению, трудовая природа искусства (единственно приемлемая для Коммуны) недостаточно осознана строителями коммунистической культуры. В речах, в статьях, в брошюрах все те же «творить», «проводить идеи», «служить красоте»; праздные разговоры на темы, как творить, какие идеи проводить, какой красоте служить. Надо бросить эти буржуазные навыки; надо понять, что искусство не в идеях, не в словах, а в действии, в деле. Чтобы создать искусство, надо дать художникам работу, надо развить художественную потребность. Разговоры о том, каким должно быть искусство – бесплодны; их надо прекратить. Вопросы художественно ремесла, художественной культуры – вот о чем следует говорить, вот что важно.

Пусть только начнется работа; остальное приложится; искусство будет таким, каким оно должно быть.

Лишние разговоры мешают делу. Об этом должен помнить каждый сознательный коммунист.

 Материалы Левого фронта искусств:

Collapse )
Collapse )
Collapse )

С днём неизвестного художника!

Сегодня - Всемирный день неизвестного художника или или Первомарт, как его называли анархо-краеведы.

Первомарт отмечается с начала 1990-х годов зАиБИ (за Анонимное и Бесплатное Искусство) и ДУРАК (Движение УльтраРадикальных Анархо-Краеведов) - группой молодых людей из Москвы, занимающихся альтернативной музыкой, радикальной политикой и множеством сопутствующих занятий.

В 1995 году Первомарт был проведён в формате трехдневного фестиваля, в ходе которого можно было придти и прямо на месте создать что-нибудь, например, нарисовать картину (краски и кисти были запасены) или выступить с музыкальным номером перед всеми остальными участниками (гитары, микрофоны и усилители были включены и не выключались все три дня). Основная идея мероприятия заключалась в том, что нет артистов и зрителей, есть творчество, и каждый может попробовать показать себя.
В последующие годы мероприятие было вынесено на улицу.
Панк-концерты, где не было сцены и аппаратуры, проходили на крышах недостроенных зданий. Чтобы добраться до места, участникам часто приходилось преодолевать заборы, люки и решетки. Очень часто, когда группы «основного состава» доигрывали свои программы, инструменты отдавались на растерзание всем желающим. Которые к тому моменту уже сами прекрасно понимали, что здесь не перформанс, а хэппенинг, а деление участников на исполнителей и зрителей неестественно.
К концу 90-х Первомарт отмечали уже в 2 этапа: утром уличная акция, вечером концерт или видеопоказ. Основной концертной площадкой, к слову, всегда был Клуб им. Джерри Рубина, где «администрация» всегда шла навстречу и делала в этот день бесплатный вход. Уличные акции: бои подушками на замерзшем водоеме(«Ледовое позорище») и загорание+бадминтон на заснеженном пляже.
В 2001 году состоялся, как бы последний Первомарт - собрание, повесткой которого был роспуск ЗАиБи (в связи с тупиковостью деятельности в современных условиях). С тех пор, общим решением, Первомарт НЕ ОТМЕЧАЕТСЯ. Все, что происходит под этой вывеской считается профанацией. Ходят слухи, что, что фашиствующие маргиналы, которые когда-то приходили на заибические мероприятия, проводят в этот день свои сейшена. Они эксплуатируют старые лозунги ЗАиБИ, но все это интересно только им.
Впрочем, пару раз в Саратове Первомарт проходил в более-менее изначальной концепции - в 2007 и 2009 годах.

АКСИОМЫ

ЗАиБИ

 

Collapse )

 

Евгений Лосик - художник-революционер

«Я выкурил кровь и ногти через трубку»

 

Свой человек «Соли» в мире радикалов-мутантов от искусства — Дмитрий Пименов — побеседовал с 23-летним берлинским художником Евгением Лосиком. Лосик — ни много ни мало — готовит мировую революцию, которую без ложной скромности называет Армагеддоном. Приблизить ее начало он рассчитывает с помощью эпатажных акций — мочится на вечный огонь на мемориале в Берлине, просит товарищей распять его на флаге ООН, предлагает прохожим выдуть мыльные пузыри из крови художника и сотрудничает с Террористическим интернационалом.




«Человек отличается от животного умением мочиться в огонь».


Фото: BioNihil


 

Collapse )