?

Log in

No account? Create an account

maoistdog


Вот что может произойти, если кто-то начнёт размышлять


Previous Entry Share Next Entry
Неизвестная оппозиция
maoistdog
Новые материалы о деятельности и уничтожении секции КПГ/мл в ГДР
(Сокращенный перевод статьи Герберта Полифки, напечатанной в органе КПГ «Roter Morgen», №24 (24 декабря 1997 года), №1 (21 января 1998 года) и №2 (5 февраля 1998 года), а также в индийском журнале «RevolutionaryDemocracy”, апрель 1999 года)
 
Несколько месяцев назад чиновником ФРГ Тобиасом Вуншиком, отвечающим за исследование отчетов Государственной службы безопасности бывшей ГДР (штази), была издана 45-страничная работа (докторская диссертация), отредактированная департаментом образования и исследований. Она называется “Маоистская КПГ/мл и уничтожение ее секции в ГДР министерством государственной безопасности». Это первое исследование этой темы, написанное с буржуазной точки зрения, опубликованное после аннексии ГДР Федеративной республикой Германии.
В СМИ ФРГ до сих пор существовал только один вид оппозиции в ГДР: оппозиция хорошо известных писателей, певцов и ученых, например, таких как Роберт Хавеманн или Вольф Бирманн. Для таких господ-«товарищей» власть не скупится на щедроты. В ноябре 1997 года Бирманну снова вручили премию, размером в 100 тысяч дойчемарок. В январе 1998 года его пригласили как почетного гостя на конференцию правящего в Баварии ХСС.
Сразу же после аннексии ГДР улицы многих городов называли в честь Хавеманна, в то время, как многие другие улицы, названные в честь антифашистов и «злых» коммунистов, были переименованы. Вышеупомянутый тип оппозиции описан до малейших деталей.
Но медиа упорно молчали о сопротивлении маркистов-ленинцев в ГДР.
В то время, как всесторонняя история ГДРовской секции еще не написана, квалифицированный буржуазный исследователь представил общественности не лишенный интереса доклад, содержащий архивные материалы и информацию на участников марксистско-ленинского движения из досье на них, собранное министерством госбезопасности ГДР, а также сообщения о контрмерах по пресечению нелегальной деятельности.
КПГ/мл сообщила о создании своей секции в ГДР в начале 1976 года. Соответствующая декларация была опубликована в партийном ЦО «Roter Morgen» 7 февраля 1976 года. Однако ядро будущей секции появилось раньше, почти сразу же после создания КПГ/мл в ФРГ.
В начале 1970 года несколько берлинских студентов и школьников последних классов собирались вместе, чтобы изучать труды классиков марксизма-ленинизма независимо от официальной пропаганды правящей партии СЕПГ. К ним присоединились другие заинтересовавшиеся люди из числа друзей и родственников, и со временем образовался небольшой кружок служащих и студентов. Изучая основные труды марксистско-ленинской общественной теории, они все больше убеждались, что существует огромная пропасть между теорией и практикой «реального социализма». («Рапорт рабочей группы XXII Берлинской региональной администрации штази о текущем состоянии расследования по ГДРовской секции «КПГ», 18 января 1982 года»).
Они были не единственными в ГДР, которые делали это в тот период.
В Магдебурге, в течение 1969-70 годов, кружок учеников и студентов организовался в группу «Прогрессивную молодежь» (бывшая Коммуна-13, вдохновленная, в том числе, «Черными пантерами»). Помимо классических авторов марксизма-ленинизма, молодежь этой группы читала и обсуждала различные запрещенные тексты – Мао, Сталина, «Черных пантер» и т.д. Деятельность группы рапространилась и на другие города ГДР, всего в ней состояло около сотни молодых людей.
После того, как «Прогрессивная молодежь» раскололась и разрушилась, в 1976 году «твердое ядро» организации создало ячейку КПГ/мл.
В Ростоке также был создан автономный кружок студентов с подобной политической ориентацией.
Многие из этих групп и кружков вошли в контакт с различными левыми организациями Западного Берлина, а также с албанским посольством в Восточном Берлине.
После 1970 года КПГ/мл постепенно завоевывала сторонников и организовывала их в партийные ячейки в ГДР.
До 1980 года была сформирована почти дюжина таких ячеек. Согласно информации Вуншика, общее количество членов или сторонников КПГ/мл в ГДР составляло три дюжины человек. Кроме того, было приблизительно 50 - 60 сочувствующих (Эти расчеты основываются на следственных материалах штази).
Помимо молодежи, которой было большинство в ГДРовской секции, некоторые старшие, закаленные в битвах товарищи присоединились к ней. Например, товарищ Хайнц Райхе («дедуля» Райхе), который провел 11 лет в нацистских тюрьмах и концлагерях, участвовал в работе в Вайсвассере (маленький городок к югу от Котбуса). Райхе уже в 1950-х годах конфликтовал с СЕПГ.
Вот приводящиеся Вуншиком сведения о берлинской ячейке:
«1) Фриц (72 года), бывший сталевар, с 1942 года был заключенным концлагеря «Заксенхаузен».
2) Макс I (73 года), бывший шахтер из Рура, в 1928 году приговаривался к 5 годам заключения, впоследствии был заключенным концлагеря «Заксенхаузен».
3) Макс II (70 лет), член рабочего комитета на фабрике, в Веймарской республике небольшое время сидел в тюрьме.
4) Ремер (28 лет), инженер.
5) Йоахим (51 год), бывший рабочий, после войны работал журналистом в газетах ГДР, в конце 50-х – начале 60-х отсидел 4,5 года в тюрьме, сейчас работает сторожем.
На сегодня при группе 14 сочуствующих».
В ГДРовской секции КПГ/мл были установлены членские взносы – 8% зарплаты. Уже начиная с 1976 года члены партии активно работали по всей ГДР: расклеивали листовки, распространяли их на заводах, разбрасывали их по почтовым ящикам или оставляли в телефонных будках, кинотеатрах, больницах и остановках общественного транспорта. Они расписывали лозунгами стены, распространяли собственный орган «RoterMorgenAusgabeDDR» (часть номеров печаталась на месте, а часть, выпускавшаяся на очень тонкой бумаге, ввозилась контрабандой из ФРГ). Одна из членов организации говорила на допросе в штази: «Распространяя нашу газету, я видела возможность пропаганды среди рабочих, чтобы собрать силы для преобразования общества в ГДР» («Отчет о допросе», 5 января 1982 года). По данным, собранным штази и изученным Вуншиком, товарищи из ГДРовской секции за десять месяцев 1979 года выпустили 25 различных листовок и предприняли 547 разных акций по их распространению.
Помимо этого, ряд товарищей работали внутри официальных профсоюзов, привлекая внимание рабочих к социальной несправедливости и мобилизуя их на протесты.
По сведениям штази, только одна партийная ячейка в Котбусе распространяла 3000 экземпляров «Roter Morgen AusgabeDDR» плюс несколько внутрипартийных материалов, напечатанных тиражом по 50 экземпляров на самодельном аппарате. («Информация отдела II главного управления по наблюдению за членом ЦК КПГ/мл Хорстом-Дитером Кохом, 1 февраля 1982 года»). Помимо указанного, наши товарищи распространяли подпольную литературу, полученную от товарищей из Польши, а также книги Энвера Ходжи, предоставленные албанским посольством. Так, магдебургская ячейка партии, в которой состоял и я, распространила 200 экзепляров книги «Хрущевцы», 250 – «Империализм и революция», тысячи брошюр о борьбе против современных ревизионистов. Среди польских граждан, работавших на стройках в ГДР, распространялся «Czerwony Sztandar» (орган нелегальной Коммунистической партии Польши), а листовки и брошюры на русском языке мы оставляли в киосках Западной группы войск Советской армии.
Деятельность партии рано вызвала интерес и преследования со стороны политической полиции СЕПГ (смотри, например, письмо министра государственной безопасности Эриха Мильке от 3 марта 1976 года и «План на 1976 год отдела XXII от 30 января 1976 года»). Отвечали за работу против КПГ/мл ряд отделов министерства госбезопасности ГДР, в частности, отдел XX («политическое подполье»), отдел XXII(«контртерроризм») и отдел II(«контрразведка»). Последний следил за контактами КПГ/мл с албанским посольством.
Первоначально штази не смогли проникнуть в организацию. «Оперативное расследование этих подпольных сил затруднено их конспиративным стилем работы. Помимо этого, в организации высок уровень требований к политической грамотности, дисциплине, надежности и самопожертвованию, особенно среди руководящего состава» (Выдержка из «Информационного рапорта» от 26 октября 1979 года). Однако уже к концу 1979 году, по данным Вуншика, штази вычислила два кружка – в Восточном Берлине и Ростоке, благодаря слежке за посетителями албанского посольства. Постепенно штази внедрили своих секретных сотрудников (сексотов) в ГДРовскую секцию, отслеживая все большее количество членов КПГ/мл, их связейи контрабандных каналов получения литературы. В конце 1979 года отдел XXIIзавербовал двух членов партийной ячейки в Котбусе – чету Нихуезер.
В конце 1980 года штази, благодаря сексотам и предателям, оценивали численность членов и кандидатов в члены ГДРовской секции КПГ/мл в 50 человек. Постепенно среди членов и сторонников партии появилось около 20 (позднее – более 30) сексотов, которые выявили десятки других сочуствующих нашей партии.
Так, в магдебургской ячейке среди четырех членов и трех сочуствующих был один сексот («Клеменс», настоящее имя – Ганс Шмидт), который ввел в организацию еще двух фальшивых сочуствующих.
В Берлине министерство госбезопасности смогло создать ячейку, полностью состоявшую из сексотов, которая выявляла курьеров из ФРГ и передавала ложную информацию в руководство партии. В Восточном Берлине в партии состояло 6 сексотов, во Франкфурте-на-Одере и Лейпциге – по четыре, в Карл-Маркс-штадте – трое, в Дрездене – двое, в Котбусе, Галле и Магдебурге – по одному.
Штази использовали различные методы, чтобы уничтожить секцию. Они провоцировали пустопорожние дискуссии по третьестепенным теоретическим вопросам, усиленно ссорили товарищей друг с другом (например, сексоты дискредитировали дедулю Райхе и добились его исключения из руководства ГДРовской секции). Ячейки, которые не могли контролировать сексоты, были разрушены министерством госбезопасности с помощью арестов, запугивания, шантажа членов семьи, распространения фальшивых слухов о честных активистах как о «провокаторах». В этом особо отличился Гюнтер Нихуезер.
В декабре 1980 – марте 1981 годов штази решили прихлопнуть неконтролируемую часть секции. Было арестовано 8 членов и сторонников партии. Против них, и еще двоих, оставшихся на свободе товарищей, открыли дело по статье 106 УК ГДР («подрывная агитация против государства»). Двое руководящих активистов, математик и монтер, получили по восемь лет тюрьмы. 24 сторонника партии, а также их родственники были вызваны для беседы в штази и получили предложения сотрудничать со спецслужбами, и, после отказа, строгие предупреждения. Жен арестованных пугали принудительными разводами, тем, что детей отдадут в приюты и возможными несчастными случаями с ними. В апреле 1981 года одна из родственниц арестованного партийца, запуганная штази, пыталась покончить жизнь самоубийством.
В тюрьме четверо из арестованных товарищей были ограничены от контактов с другими заключенными, так как тюремщики опасались, что члены КПГ/мл окажут на тех плохое влияние. За этим в тюрьме следило 4 сексота штази и два полицейских стукача. Политзаключенным из КПГ/мл запретили изучение трудов классиков марксизма-ленинизма, натравливали на них других заключенных, всячески компрометировали их перед оставшимися на свободе товарищами и КПГ/мл в ФРГ.
Сексоты среди оставшихся на свободе членов ГДРовской секции сделали все, чтобы разрушить организацию, парализовать любые действия на ее возрождение. Прекратился выход газеты.  
А когда в апреле 1983 года товарищи из западноберлинской секции КПГ/мл наладили выход в эфир на УКВ-частотах подпольного «RadioRoterStachel» (со 2 мая – передачи каждый первый понедельник месяца) в помощь ГДРовской секции, то штази предприняла сложную операцию, чтобы прекратить работу станции. Документы свидетельствуют: первоначально планировалось физическое устранение отвечающих за работу радио товарищей и подрыв передатчика. Однако сексоты из остатков ГДРовской секции смогли «мирно» убедить товарищей на Западе в якобы неэффективности работы радиостанции, и с февраля она больше не функционировала.
 
Перевод: «Рабочее Действие», http://proletar.org.ua