?

Log in

No account? Create an account

maoistdog


Вот что может произойти, если кто-то начнёт размышлять


Previous Entry Share Next Entry
История Коммунистической партии Филиппин, краткий курс (1988 год)
maoistdog
Раздел 1. Старая КПФ и слияние КПФ и СПФ
Первоначальная Коммунистическая партия Филиппин была создана 7 ноября 1930 года в Маниле товарищем Крисанто Эвангелиста – самым выдающимся лидером филиппинского профсоюзного движения того времени. Создание партии стало первой попыткой объединить теорию марксизма-ленинизма с конкретными условиями Филиппин и привело наиболее передовых активистов рабочего и крестьянского движения кавангардной партии филиппинской революции. Руководство и членыпартии были, главным образом, из рабочих.
Несколько месяцев спустя, 1 мая 1931 года, рабочая манифестация, организованная партией в Маниле, была разогнана вооруженными агентами американской колониальнойадминистрации и местных реакционных властей. Лидеры КПФ были арестованы и осуждены за попытку мятежа. В1932 году их приговорили к ссылке, а партия была объявлена верховным судом вне закона.
Несмотря на нелегальность и трудности деятельности в подполье, партия продолжала существовать и вести работу среди рабочих и крестьян в нескольких районах страны. В 1932 году товарищ Педро Абад Сантос организовал Социалистическую партию Филипин (СПФ), независимую от КПФ. Эта партия смогла развить крестьянское движение в центральном Лусоне (область вокруг Манилы) в гораздо больших масштабах, чем КПФ.
В 1937 году СПФ была легализована правительством, что явилось результатом растущих в народе во время всемирной депрессии требований широкого народного фронта против фашизма и социальной справедливости. В 1938 годуКПФ и СПФ слились в единую партию.
В результате под руководством одной слившейся партии КПФ-СПФ оказались как рабочие Манилы (где крупное влияние имелаКПФ), так и крестьяне центрального Лусона (где большое влияние имела СПФ). Однако результатом этого слияния стало также и проникновение в партию неустойчивых мелкобуржуазных элементов во главе с братьями Лава в Маниле и братьями Тарук в центральном Лусоне.
В 1942 году, во время Второй мировой войны, основные лидеры объединенной партии были арестованы и убиты японскими оккупационными властями.Лидеры второго эшелона, такие как братья Лава и Тарук, стали основными лидерами объединенной партии.
Тем не менее, объединенная партия 28 марта 1942 года создала Народную Антияпонскую армию (Hukbong Bayan Laban sa Hapon, или, сокращенно, Hukbalahap); и, в силу военных обстоятельств, приложила больше усилий для организации крестьянских масс в центральном Лусоне.
Однако у партии и армии не было никакой ясной программы антиимпериалистической и антифеодальной борьбы вне антифашистской борьбы против Японии и никакого плана расширить революционные силы вне Манилы и центрального Лусона. Курс народной борьбы был сведен к вооруженному сопротивлению японским оккупационным силам и их филиппинским пособникам.
Даже вооруженную борьбу руководство объединенной партии во главе с генсеком Висенте Лавой свело к курсу на «оборонительное отступление», т.е. политику сокращения партизанских отрядов в бессильные команды из 3-5 человек и уклонения от вооруженных столкновений с врагом. Этот курс был провозглашен после того, как японцы напали на главную базу Hukbalahap у подножия маленького вулкана Арайят посреди равнин центрального Лусона.
Существенные успехи народной армии в вооруженной борьбе связаны с тем, что несколько подразделений (размерами во взвод и роту) проигнорировали эту политику и стихийно боролись с врагом; и в конце концов, в сентябре 1944 года партийная конференция объявила «оборонительное отступление» политически ошибочным. Однако вскоре высадились войска США, чтобы вновь оккупировать Филиппины и установить власть своих марионеток.
На той же конференции Висенте Лава был снят с поста генсека, однако остался в политбюро и проводил курс на приветствие американских сил вторжения, поиск открытого и легального участия объединенной партии в полуколониальной и полуфеодальной политической структуре и ликвидацию народной армии, преобразовав ее в организацию ветеранов.
США и местные реакционные силы крупной компрадорской буржуазии и класса землевладельцев не имели таких иллюзий, как у руководства объединеной партии КПФ-СПФ. Они продолжили подавлять революционные силы, восстанавливать свою власть над народомв городе и деревне, заключили ряд неравноправных соглашений, закрепивших за Филиппинамистатус неоколониального придатка Соединенных Штатов.
В течение нескольких лет после окончания Второй мировой войы братья Лава и Тарук просили о всеобщей амнистии за народные действия против японских фашистов и коллаборантов, сконцентрировав свои усилия на получении позиций в про-американском колониальном правительстве и преследовании тех партийцев, которые не поддерживали право-оппортунистическую линию генсека. Несмотря на это, избранных депутатами нижней палаты филиппинского конгресса от Демократического Альянса Хесуса Лаву, Луиса Тарука и других лишили депутатских полномочий.
В 1948 году политическую инициативу в объединенной партии захватил Хосе Лава, он защищал вооруженную борьбу, не предлагая, однако, ясной стратегии и тактики ее ведения. В то же время главнокомандующему народной армии Луису Таруку разрешили просить всеобщей амнистии у неоколониального режима.
Когда партийное руководство во лаве с генсеком Хосе Лавой объявило в 1950 году «вооруженную борьбу всеми средствами», это было авантюристической линией в ожидании быстрой военной победы в течение двух лет, при полном игнорировании нехватки сил у революционеров и необходимости кропотливой массовой работы на национальном уровне в течение долгого периода. Массовой базой партии тогда было не более 300 тысяч человек, а в народной армии состояло не более трех тысяч штыков – и то, и другое лишь в центральном Лусоне.
В марте-августе 1950 года народная армия начала наступления, главным образом, с баз, расположенных в безлюдных горах, далеко от своей массовой базы в центральном Лусоне. Враг смог эффективно контрнаступать против чрезмерно оторванных друг от друга подразделений народной армии. В конце 1950 года главные подразделения народной армии были разбиты или понесли тяжелые потери, а так называемое внутреннее политбюро во главе с Хосе Лавой было арестовано врагами в Маниле.
Как генеральный секретарь внешнего политбюро, Хесус Лава возглавил партию после пленения своего брата Хосе. Он занялся фракционной борьбой с братьями Тарук, Луисом и Перегрино, и был не способен решить проблемы революционного движения. После нескольких лет попыток разрешить их с чисто военной точки зрения, он стал проводить право-оппортунистическую политику, которая стала еще более фатальной для революционного движения.
В 1955 году он выпустил директиву о роспуске народной армии под видом преобразования ее в «организационные бригады». В 1957 году, совершенно оторвавшись от масс и партийного коллектива, скрываясь в подполье в Маниле, он провозгласил курс на ликвидацию основных подразделений, территориальных организаций и руководящих органов объединенной партии.
К началу 1960-х годов объединеннаяпартия КПФ-СПФ фактически не существовала. Роль генсека заключалась в эпизодических личных «политических указаниях». Остатки народной армии сохранились благодаря неповиновению директиве Хосе Лавы 1955 года и стихийно оборонялись против врага.
Однако, в начале 1960-х, передовые элементы молодежного и профсоюзного движения во главе с Амадо Герреро и Хосе Мария Сисоном объединились для проведения антиимпериалистической и антифеодальной линии среди масс. Независимо от объединенной партии КПФ-СПФ, они еще с конца 1950-х изучали теорию марксизма-ленинизма и революционный опыт филиппинского народа.
На этой волне возрождения революционного массового движения среди молодежи, рабочих и крестьян, Хесус Лава пригласил в конце 1962 года Амадо Герреро и в начале 1963 года профсоюзного вожака присоединиться к новосозданному высшему органу КПФ-СПФ – Исполкому.
Но Лава укомплектовал пятерку Исполкома двумя своими племянниками, Висенте-младшим и Франциско, а также близким приятелем последнего. Эта троица не имела ни революционного опыта, ни связи с массовым движением.
Перед своим арестом реакционным правительствомв 1964 году, Хесус Лава назначил четырех секретарей объединенной партии: Педро Тарука (по работе с крестьянами), Амадо Герреро (по работе с молодежью), уже упоминавшегося профсоюзного лидера (по работе с рабочими) и одного из племянников Лавы.
В партии начался беспорядок. Педро Тарук и ранее не находил взаимопонимания с Хесусом Лавой и был лишь номинальным главой серьезно уменьшившейся в числе и влиянии народной армии, которой фактически руководил «командир Сумулонг» (Фаустино дель Мундо). Под влиянием Сумулонга Тарук отказался признавать трех других секретарей.
Два племянника Лавы перессорились по тривиальнымвнутрисемейным проблемам, и с 1965 года один отказывался посещать те мероприятия, где будет присутствовать второй. В то же время племянник-партийный секретарь провокационно издавал приказы к секретарю по работе с рабочими от имени «высшего органа».
В начале 1964 года Амадо Герреро предложил подвести итоги опыта партии с 1930 года. Решением исполкома ему поручили подготовить общий доклад, который он представил в 1966 году. Этот доклад включал в себя анализ филиппинскихи международных условий, критику ошибок ряда партийных руководителей и определение революционных задач.
Однако этот доклад всячески третировался племянником Лавы- секретарем. Тот требовал, чтобы доклад рассматривали как простой меморандум, и чтобы ему была предоставлена возможность представить собственный проект. Который, кстати, так никогда и не был представлен. Вместо этого он продолжил интриговать против Амадо Герреро.
Однако партийные кадры во главе с Амадо Герреро проводили теоретические занятия, продвигая линию национально-демократической революции, создавали подпольные партийные отряды и массовые организации и укрепляли строительство легальных массовых организаций.
Тем временем Хосе Мария Сисон писал всесторонние и глубокие статьи и работы о борьбе за национальную демократию и играл ключевую роль в молодежном и профсоюзном движении. Он проводил деятельность среди масс рабочих и крестьян.
Волна массового движения рабочих и молодежи поднималась несмотря на беспорядок в Исполкоме и среди секретарей объединенной партии КПФ-СПФ. Пролетарские революционные кадры из ядра массового движения все больше рассматривали Исполком как бесполезный остаток прошлого. Защищая необходимость возобновления революционной борьбы, они отделяли себя от тех, кто следовал за лаваистской линией.
В апреле 1967 года племянник Лавы – секретарь созвал группу из семерых своих блюдолизов, оппозиционно настроенных по отношению к курсу на возобновление вооруженной борьбы. Группа объявила себя временным политбюро и сама «избрала» генсека объединенной партии КПФ-СПФ.
Революционные пролетарские кадры, включая ветеранов – членов партии с 1930-х, выступили против узурпации, неверной линии лаваистской группы и необоснованных амбиций отпрыска Лавы стать четвертым по счету генсеком из одной и той же семьи. Они осудили практику «династизма» как явного признака полного вырождения остатков объединенной партии КПФ-СПФ.
В течение того же апреля 1967 года революционные пролетарские кадры, бывшие эффективным ядром растущего массового движения рабочих, крестьян и молодежи, приняли решение готовиться к возрождению Коммунистической партии Филиппин.
Остатки лаваистской объединенной партии КПФ-СПФ окончательно изолировались от масс, продолжали деградировать и, в конечном итоге, в 1974году капитулировали и сотрудничали с фашистским диктаторскимрежимом проамериканской клики Маркоса. Бандитская шайка Тарука-Сумулонга из старой народной армии распалась после пленения в 1971 году командира Сумулонга и предательства Педро Тарука.
Председатель ЦК КПФ Армандо Ливанаг
Перевод: «Рабочее Действие», http://proletar.org.ua